Форум фанов Prodigy  |  Арена Электронной Музыки  |  Создание музыки

Тема: Путь Развивающегося Музыканта

Последний автор: Dmitriy_Minchenko
Страницы: [1] Ответ | Уведомлять об ответах
   Автор  Тема: Путь Развивающегося Музыканта  (Просмотрено 4803 раз)
dig7er
Администратор
*****
Рейтинг: 4744

[Заценки]
[Комментарии]



Damn I'm Good!

What is dig7er http://dig7er.livejournal.com 263391153
Город:
Пол: Мужчина
Сообщений: 13822

Путь Развивающегося Музыканта
#
Процитировать |

Эта статья опубликована в Блоге Арены Электронной Музыки.

В данной статье автор подобрал выдержки из разных интервью с Вангелисом, которые отвечают на все основополагающие вопросы музыкантов.

Автор: Андрей Кузнецов, a0314@yandex.ru

Решил скомпилировать данную статью, поскольку, постоянно общаясь со знакомыми музыкантами, понял, что всех беспокоят одни и те же проблемы, и никто не видит выхода из них. Сам терзался музыкальными муками одно время. Хотел быть очень великим композитором и писать очень гениальные произведения, но постоянно что-то не получалось, а процесс сочинения в конечном счете превратился в адскую муку. Даже решил получать музыкальное образование в надежде, что оно чем-то поможет. Но потом интуитивно понял, что искать нужно совсем не там. Прошел около 15 тренингов личностного роста, прочитал несколько собраний сочинений различных авторов по духовному развитию, много чего практиковал за несколько лет. Выросло сознание и соответственно изменился подход к сочинению музыки. Случайно решил перечитать интервью с греческим композитором Вангелисом и вдруг понял, что он везде говорит о том же, к чему пришел я своими муками.

Вангелис описывает легкий способ писать музыку, как он говорит, «от истины момента». А также, он говорит правду о многих вещах в музыкальном бизнесе. Многое, о чем он говорит, совпадает со взглядами на эволюцию человека Клюева А.В. http://www.kluev.ru/ и Дж. Кришнамурти http://www.koob.ru/krishnamurti/freedom_from_known («Свобода от известного» - его наиболее популярная книга) Фактически, Вангелис предлагает способ как использовать сочинение музыки как средство для развития сознания. Кто не знает: Вангелис – один из известных современных композиторов в жанре электронной музыки, получивший Оскара за саундтрек к фильму «Огненные колесницы». Википедия - http://ru.wikipedia.org/wiki/Vangelis. Максимально подробно можно ознакомиться с его работами на сайте http://www.elsew.com/ Потом, когда дойдут руки выложу 2-ю часть статьи, а также фильм о Вангелисе «Музыка в сердце» с русскими субтитрами. Если есть какие-то вопросы ко мне пишите на a0314(собака)yandex.ru Могу рассказать о способе как у меня получилось организовать жизнь с помощью всероссийской компании "Актив-Инвест" так, чтобы не работать, заниматься все свое время чем хочется и иметь хорошие деньги на жизнь и синтезаторы Minimoog Voyager и Roland Jupiter 8

Данная статья из двух частей является компиляцией цитат Вангелиса из различных интервью, взятых с сайтов http://www.elsew.com/ и http://www.vangeliscollector.com/ Высказывания переведены на русский язык и рассортированы по темам: музыкальный бизнес, сочинение музыки, синтезаторы и др.инструменты, работа в группе, жизненные ценности и жизненный путь (частично в 1 части, частично во 2), истина о музыке, музыканты (во 2 части). В кавычках Вангелис говорит от первого лица. Q/A – вопрос журналиста, ответ Вангелиса, без кавычек – журналист рассказывает о Вангелисе.



Музыкальный бизнес

"Это было слишком сложно работать в группе. Я понял, что я не мог больше следовать коммерческим путем, это было очень скучно. вы можете сделать чтото подобное в начале для шоу-бизнеса, но если вы начинаете делать то же самое каждодневно, вы не можете продолжать."
"Теперь я делаю те вещи, которые я хотел сделать."

Тем не менее, Дитя Афродиты, несмотря на то, чтобы была студийной группой, взяла континент штурмом. "Каждая запись, которую мы сделали, стала номером один. Но я не мог выдержать давление, чтобы соответствовать тому, чем все хотели, чтобы была группа. Это походило на жизнь в тюрьме."

"Мы стали очень коммерческой группой, и мы должны были делать хиты «номер один» все время. И я не мог вынести это. Единственное о чем вы беспокоитесь это сделать хит «номер один», а не делать музыку. Я не мог продолжать. Я не интересуюсь всем этим, потому что вы не искренни когда делаете это."

«Это будет честный альбом. Я не ищу способ сделать миллионные записи, как я делал прежде. Мои отношения с музыкой очень открытые. Я не говорю, что я играю джаз или рок, или классику. Музыка - это музыка.»

«Когда вы музыкант, проблема состоит в том, что в процессе создания музыки вы должны бороться с рынком, компаниями звукозаписи и миром, полным людей, которым промывают мозги. Проблемы создания музыки сегодня связаны с экономикой.»
«Теперь создание и исполнение поп-музыки стали крупным бизнесом, и большинство поп-музыкантов - скрытые фотомодели, ведущие себя как безмозглые марионетки, и обслуживающие общественность и компании звукозаписи."

"Это никогда не было удовольствием для меня продавать миллионы, когда я был с Дитем Афродиты. Тогда, это был просто трюк. Теперь, я записал музыку, которая является музыкой, и я счастлив."
"Много людей думают, что лучшее, что вы можете сделать, когда приезжаете в эту страну - это присоединиться к большой группе, стать известным и успешным, и затем уехать, чтобы стать звездой по собственному праву. Это было не для меня. Я хотел начать с чистого листа.»

"вы видите то, что эти проклятые компании звукозаписи делают с вами? вы - не что иное, как канистра пива для них!"
"Мне не нравится идея давать концерты, чтобы продвигать свои записи. Для меня это пластмассово, клише. Это вызывает у меня отвращение. Я даю концерт, чтобы войти в контакт с моей аудиторией. Это так редко получается, потому что у меня слишком много времени уходит на подготовку. Я так занят другими вещами, фильмами, моей живописью …"

Я привел пример коммерческого успеха Жан-Мишель Жарра с "Oxygene" и спросил Вангелиса, давили ли на него, чтобы завоевать рынок синглов с подобным продуктом. Он подтвердил этот факт, но Вангелис отказался от предложений. Хорошая работа, Ви! Человек с принципами. "Oxygene был настолько коммерческим. Я сразу услышал это. Такой простой … или скорее: такой домашний подход, никаких рисков. Я предпочитаю более смелый подход, не настолько более сложный, но …" Здесь, композитор застревает. Он не может вспомнить слово.

«В прошлом я сделал много хитов «номер один», я продал миллионы синглов. Это мне больше не нужно, по крайней мере, не намеренно. Я хочу сохранить взаимное уважение между моей публикой и мной. Мне не нравятся дешевые успехи. Я умею это делать, но в конце концов это не удовлетворяет меня."

"Это похоже на то, когда вы снимаете фильмы. Режиссер может раскрыть разные темы в различных видах фильмов. Но людям всегда нравится покупать продукт. 'Мы покупаем Вангелиса, потому что Вангелис всегда походит на это. Чем больше у вас есть идентичность с чем-то, тем лучше это с маркетинговой точки зрения. Но когда вы меняетесь все время, трудно определить что является Вашим стилем. Фактически я не думаю, что у меня есть стиль."

«Что означает "звезда"? Это - только социальная ценность. "Звезда" - явление, которое показывает существование коллективной неуверенности, и это подразумевает восхищение кем-то с этикеткой "звезды", чтобы оправдать определенные вещи, и это привлекает коммерческую ценность: мы находим там то, что можно купить и продать.»

Вангелис все еще не продается в Голливуде: "я не знаю, насколько это искусство, а насколько денежная машина."

"Слушайте, как я это вижу: когда вы связаны с музыкой чисто с коммерческой точки зрения, вы в конце концов становитесь рабом, пленником хит-парада. Что касается Огненных Колесниц, да это коммерческий успех, но, тем не менее, сотворенный из музыкальной свободы. Я просто не могу обойтись без нее...."

Q: Когда вы делаете альбом, который имеет определенный успех, следующий за ним не обязательно идет по тому же самому маршруту, вопреки например Rolling Stones, фанаты которых покупают все их записи, систематически...

A: Это верно, что у меня более отдаленные отношения с общественностью, но я делаю то, что я люблю, как всегда делал. Когда я делаю альбом, он не должен продаться завтра. Я могу сочинить что-нибудь сегодня и поделиться этим с людьми десять лет спустя. Нельзя рассуждать в нормах хит-парада. Я всегда думал так. И если альбом взлетал, я не делал ничего специального для того, чтобы это произошло.

"Половина фильмов, которые я вижу, не нуждается в музыке. Звучит, так как будто туда что-то насильно запихали. Никто не хочет взять на себя риск. Для меня повторение предыдущих успехов является очень утомительным."

Q: В последнее время, СМИ приводят нас только к одному: все уже произошло, и теперь существуют только повторения.

A: Я не понимаю. Что вы подразумеваете под тем, что все уже произошло? Прежде всего мы должны прояснить значение слова "музыка". Под музыкой понимают очень узкое определение. Его определение ограничилось столетием, которое заканчивается. Как пища стала бутербродом или Макдоналдсом, таким образом, и музыка была ограничена одним жанром. СМИ исключают все, кроме того, что продается больше всего, а именно поп и диско. Они подводят нас к такому понятию музыки, под которым подразумевается поп и диско. Это единственные стили, в которых сегодня работает молодежь. И они делают это не для развлечения, а потому что это - установленный путь. Это обычный путь для того чтобы стать поп-звездой. Теперь это - работа.

Q: вас вынуждали играть в эту игру быть звездой?

A: Несомненно, и продолжают это делать. Но это проходит мимо меня, и я не воспринимаю всерьез все, что я слышу.

Q: Но вы все же живете в коммерческом мире.

A: Да живу, но я не знаю, преследовал ли я такую цель или нет. Я никогда не создавал то, что меня просили сделать. Я сознательно избегаю подобных вещей, я не делаю никакого промо, рекламы или что-нибудь подобного. Если вы обратите внимание по какой дороге я иду, вы увидите, что я систематически избегаю этой игры.

Q: Разве вы хоть на мгновение не думали о том чтобы поиграть в эту игру? Разве вы никогда не боялись потерять все то, что вы получили?

A: Но я не интересуюсь всем этим. Ничто мне мешает завтра превратить мою студию в фабрику, начать производство, продюссировать группу и спустя два или три месяца иметь 100 коммерческих записей на рынке. Так или иначе у меня есть своя собственная студия. Таким образом ничто не удерживает меня. Я мог бы сделать много таких вещей, больше, чем компания звукозаписи. У меня есть все оборудование, учреждения, время и контакты, в то время как есть тысячи просящих меня об этом.

Q: Это странно, но “претендующий на тонкий вкус” (arty) стал синонимичным с антикоммерческим.

A: Эти различия всегда раздражали меня, эти необъяснимые границы. Они говорят, что это должно походить на то, чтобы быть чем-то коммерческим. Таким образом, это не является коммерческим. То, что я не понимаю, - то, как они могли заранее определить что-то как коммерческое или некоммерческое. Есть группа людей (в моде и всюду), которая решает что людям нравится или не нравится. Я не могу сказать, что нет такой вещи как общий вкус, но это также формируется небольшой группой людей, и вы обнаружите, что они все принадлежат компаниям. Они выпускают продукт, начиная продвигать его через радио, журналы и телевидение. Таким образом они начинают промывать мозги людям, в результате чего формируют их вкус. Смотрите, что происходит с Евровидением, например. Это ужасно, но у вас есть три минуты, чтобы создать успех. Возможно они боятся, что люди могут не понять добавление двух или трех дополнительных нот, они выходят на сцену, а от песни уже ничего не осталось.

Q: Как будто люди - идиоты.

A: Точно, они ведут себя, как будто люди - идиоты. Все это происходит от неуверенности. Это то же самое, как будто люди общаются с детьми. Родители говорят с ними глупо, в то время как дети конечно все понимают. Дети мудры (как общественность), но к сожалению все ведут себя по отношению к ним, как к идиотам.

Q: При окончательном анализе является ли вкус постройкой?

A: Нет, есть общий вкус, но я хочу постепенно узнать о нем. Люди с радио, телевидения и компаний звукозаписи должны позволить мне сделать это, решая самостоятельно, что эстетично, а что нет. Не дайте людям даже одной минуты, чтобы сказать, что они действительно хотят. Потом внезапно вы заметите маленькие, отдельные прорывы. И если кому-то удается немного вырасти, система приходит и узурпирует его. Таким образом, он умирает, и становится продуктом для эксплуатации.

Q: Личный успех отличается от общественного успеха?

A: Конечно отличается. вы можете продать миллион записей, чувствуя себя отвратительно. Или вы можете ничего не продать, чувствуя себя очень счастливым.

Q: Ваши записи не продвигают на рынке?

A: Продвигают, но умеренно, а вообще я ненавижу рекламу. Я принимаю СМИ, но вообще я против рекламы. Я уважаю человека, который покупает мою запись. Я считаю его способным сделать этот выбор, я не могу надавить на него, вынудить его купить запись. Я помещаю его на определенный уровень только, чтобы он почувствовал, что я должен был выпустить эту запись. Реклама - это как будто отрицание способностей людей.

Это - ответственность, которая волнует Вангелиса по двум причинам. "Во-первых, иногда у вас есть заказ, который вы не испытываете желание выполнять; во-вторых, становится все больше глупых заказов, и все больше людей вовлекается в пустой коммерциализм. Одну вещь я не могу понять, - почему мы всегда отделяем коммерцию от качества. Я думаю, что они могут существовать вместе. Я думаю, что мы делаем это, потому что мы боимся. Мы пытаемся быть настолько простыми, чтобы быть понятыми, для того чтобы люди купили наш продукт. Например, Евровидение, музыка среднего уровня. Его топ 50 - это «произведенная» часть музыки, и это очень больно."

Много людей возразили бы, что из-за его успеха, Вангелис в состоянии игнорировать коммерческие давления. Но очевидно, что он настаивал на артистической свободе, начиная со своего самого первого контракта. "Я всегда пытаюсь сохранить равновесие между тем, чтобы заработать необходимые деньги для того, в чем я нуждаюсь, и сохранить мое самоуважение. Это - очень трудный баланс. Он является очень утомительным," говорит он с улыбкой.

"Мне не нравится обязательство быть успешным. Концерты иногда должны быть запланированы на год вперед, а я не знаю, как буду чувствовать себя через год. Если вы хотите провести успешный концерт, это зависит частично от организации и денег, потраченных вокруг вас. Таким образом я чувствую себя ответственным, потому что я трачу несколько тысяч фунтов или долларов, чтобы быть хорошим мальчиком и хорошо играть, чтобы все чувствовали себя удовлетворенными," говорит он с улыбкой. "Это - обязательство, которое вызывает у меня отвращение. Для меня концерт - реальная вещь, живая вещь, приключение - и приключение больше для меня, чем для людей там. Когда я нахожусь на сцене, я играю совершенно новые вещи. Я не делаю программу и ничего не готовлю. Это похоже на белую страницу: я выхожу на сцену и начинаю играть, и я не знаю, что случится. Иногда это работает, а иногда может и не сработать."
«Альбомы это не что-то для меня; это для компании звукозаписи. Альбом - термин музыкальной индустрии. Для меня нет такой вещи как альбом; есть только музыкальные отрывки (pieces). Каждый день я создаю музыку, потому что это то, как я функционирую. Если бы я прекратил играть или сочинять теперь и никогда не прикасался бы к клавишам снова, то у меня могло бы быть, возможно, сто альбомов для выпуска. Проблема - индустрия.»

... МУЗЫКАЛЬНЫЙ БИЗНЕС
"Все критикуют его, но никто ничего не может с этим поделать. вы - пленник системы - неудобной и нездоровой. Цель состоит не в том, чтобы создать красивый музыкальный отрывок; цель состоит в том, чтобы создать музыкальный отрывок, который в состоянии вписаться в систему, чтобы стать в ней номером один. Попытайтесь сделать хит, и вы никогда не сделаете его. Попытайтесь быть честными и создать что-то, чем вы действительно наслаждаетесь, и у вас может получиться хит. Можете ли вы вообразить агонию, несчастье и напряжение людей, которые идут в студию, чтобы создать хит сингл? вы можете почувствовать эту агонию в треке, потому что он неискренний."

... ХИТЫ СИНГЛЫ
"У людей нет большого выбора, потому что они слушают то, что СМИ и компании звукозаписи предлагают им. Сегодня все так контролируется. вы идете в супермаркет и покупаете то, что предлагается вам. Компании звукозаписи - то же самое - вы покупаете то, что они предлагают вам - и затем вы должны жить с ним. Я не верю, когда они говорят : «о, это не рыночный товар, люди не будут покупать это». Очень много раз они были неправы. Посмотрите на сингл Огненные Колесницы. Американцы сказали, что «это музыкальное произведение никогда не будет продаваться в Америке», и это была компания звукозаписи номер один в Америке."
«Когда безликие гигантские международные компании пытаются всеми возможными рекламными средствами обучать общественность, что делать, как делать это, где делать это, что делать с этим, что поесть, что попить, как одеться, что решить, как решить, когда решить и т.д и т.п, это не простой случай, как вы сами понимаете. Система - огромная челюсть, которая пожирает все и превращает это в деньги." И так, деньги – это цель". Чтобы облегчить это для нас, они создают этикетки своей собственной концепции и выбора. И так, когда мы входим в магазин, продуктовый или музыкальный, легче покупать, покупать и покупать (бесполезные вещи в большинстве случаев) и чувствовать себя полностью удовлетворенным. Как вы можете понять, музыка, этот божественный дар, не избежала челюстей Зверя, став продуктом потребления, как и все остальное. вы можете задаться вопросом, а что относительно артистов? К сожалению, в большинстве случаев, они следуют этой политике, и обычно становятся еще более жадными, чем многонациональные компании. Печально, но это - действительность. К счастью, есть исключения и протесты.»

«Люди часто имеют тенденцию делать музыку для того, чтобы стать известными, или заработать деньги. Это почти преступно, потому что мы заканчиваем тем, что окружены какофонией звука. Мы заканчиваем ненужной массой музыки. Какой цели это служит? Служит ли это общественности? Нет, это служит только людям, надеющимся заработать деньги на продаже этого. Это нехорошо.» - Вангелис



Сочинение музыки

Вангелис не может прочесть ни одной музыкальной ноты, но он не думает, что в мире есть инструмент, на котором он не сможет адекватно играть. Его репутация на континенте основана частично на его умении играть на клавишных, а еще он предпочитает играть на барабанах, чем на чем-нибудь еще.

"Я могу сказать, что музыка группы Yes очень интересна. В каждой записи, которую они делают, есть некоторые части, которые мне нравятся, некоторые, которые не нравятся. Я думаю, что 'Топографические Океаны' являются по большей части работой «головы». Я предпочитаю работу «сердца»."

Музыка Вангелиса поразила меня своей упорядоченностью и хорошими аранжировками, но в то же время своей спонтанностью. Он сказал мне, что он вообще не думает о том, чтобы писать. Возможно это то, чем Вангелис отличается от Yes, и возможно не стоит жалеть, что он не ступил в ботинки Уэйкмэна. Yes, я предполагаю, думают о своей музыке много.

Вангелис говорит: "Я не думаю. Я просто играю. Каждый раз выходит что-то другое. Каждый раз я удивляюсь."

Я пытаюсь получить от него объяснения своих гармоник в бОльших деталях, но натыкаюсь на те же самые проблемы, с которыми я всегда сталкиваюсь в этих случаях:

"Я никогда не брал уроки музыки, поэтому я не могу объяснить вам это."

Сочинения Вангелиса - оригинальные и спонтанные вариации – обычно исполняются им самим, в то время как после этого, записываются с использованием различных каналов, и только на стадии сведения, гармонизуются в реальные музыкальные отрывки и собираются воедино с классическими элементами, а также византийскими звуками.

На сочинение нового альбома «Рай и Ад», сочиненного и исполненного Вангелисом Папатанассиу, ушло, согласно его автору, "столько же времени, сколько ушло на то, чтобы его сыграть", и на весь проект, включая создание, запись, аранжировку и сверхдубли (overdubs – записи, сделанные поверх первичного исполнения), ушел только один месяц.

Для него есть только один способ что-то делать, и это немедленно и искренне. "Если вы тратите на альбом год," говорит он, "у вас появится новый опыт во время этого периода, вы передумаете, измените то, что вы написали до этого и будете двигаться дальше. Я думаю, что самый честный способ, это записывать музыку, когда вы сочиняете и играете ее, не имея времени, чтобы подумать о том, что правильно или неправильно.

"Я не буду перезаписывать вещь, даже если я сыграю ненужную ноту, потому что вы никогда не сможете поймать заново в точности то, что вы сыграли в первый раз. Создание музыки похоже на занятие любовью. Оно не будет хорошим, если это не честно и не спонтанно."
«Трудно сказать вам, как я нахожу какие-то вещи, потому что я очень спонтанен. Это случается, когда это случается. Я не люблю готовить альбом долгое, долгое, долгое время. Более увлекательно для меня сесть и играть все, что приходит.»

«Это похоже на картину: для момента, который вы помещаете на картину, вы берете момент, который берете. Это - все. Вы никогда не сможете подготовить картину. Я имею ввиду, да, конечно вы можете подготовить идеи, декорации вокруг и какие-то вещи, но это больше не спонтанно.»

«Я объясняю вам, почему такое название: когда вы сочиняете что-то, когда у вас есть отрывок, приходит проблема: какое название вы собираетесь ему дать, потому что название очень помогает продать что-то сегодня. Я ненавижу давать названия музыке, но когда я даю название, я даю самое неопределенное, что дает возможность всем, слушателю войти внутрь и увидеть все что ему нравится. Именно поэтому это музыкальная форма, потому что одной из редких вещей, которые музыка дает нам, является возможность найти себе то, что вы хотите найти. Это противоположно тому, когда вы читаете книгу или когда вы видите картину, иногда у вас есть определенная идея об этом, но музыка дает вам свободу.»

«Таким образом, когда вы даете названия, вы прорезаетесь через них (you cut through them), поэтому я всегда пытаюсь найти такое название, которое дает вам очень открытую тему. И "Рай и Ад" являются одной из самых открытых ситуаций и идей, потому что оно продолжает обсуждаться веками. Кроме того, то, что является "раем" для вас - "ад" для меня, понимаете. Но обычно, я действительно не хочу давать названия, лучше дать числа: 1, 2, 3 или 4 только, чтобы знать. И мне не нравятся, когда люди говорят о больших симфониях "она героическая" или что-то подобное, потому что я думаю, что это тревожит. Видите ли, люди привыкли иметь что-то настолько определенное системой. "Это синее", "это красное", "это плохо", "это хорошо" - это работает в нашем обществе, и я думаю, что для музыки, это неправильно. Легче, и я должен признать, более коммерчески давать название, но я чувствую музыку некомфортно с названием. Мы пытаемся найти название, которое подходит, и это дает вам меньше ограничений.»

"Я хотел бы иметь три пары рук, чтобы играть на всем этом, как это на записи. С одной парой я делаю много, но этого никогда не достаточно. Я всегда хочу большего."

Видите ли, я чувствую, что связь между мозгом и телом – это полная катастрофа. Мозг слишком быстр, он требует больше, чем Ваше тело может обеспечить."

"Таким образом, всегда есть неудовлетворенность во всем, что вы достигаете. Я хочу больше клавишных, чтобы выражать себя, но не могу играть на них на всех."

«Ну…" говорит Вангелис, доверяясь все больше. "это были только четыре дня для начала. Но это - полностью другой подход к работе. Это спонтанно. Никакой подготовки, ничего."

"Это было не столько 'импровизировано'," интерпретирует Джон, "Мы собирались назвать это 'Спонт. (Спонтанной) Музыкой'."

"Я думаю, что есть два способа для работы," продолжает он. "Один путь заключается в том, чтобы все планировать. Другой – делать это так "щелчок двух пальцев"- и оба действенны -" еще два щелчка, для выразительности "- и у него есть структура, тогда может быть вы свежеете. Иногда вы теряете свежесть, или иногда, если вы делаете это очень спонтанно, у вас нет определенной структуры. Но если вы делаете это очень быстро, и это получается, тогда это возможно лучшее, что вы сделали."

Итак, ребята, какие личные намерения у вас были при создании «Новелл» (совместный альбом Вангелиса и Джона Андерсона)?
"Быть счастливым", говорит Вангелис.

"Хорошо провести время," говорит Андерсон.

"Хорошо провести время," подчеркивает Вангелис. "Это - все. Ничего другого."

Ваша музыка часто использовалась как музыка для кинофильмов, как Вы работаете?

V: Прежде всех, я смотрю кино, потом я встречаюсь с режиссером для обсуждения. После этого это вопрос чувства: это самое важное. Остальное, это только спекуляция. Техника важна, но она используется, чтобы служить 'чувству'. Необходимо чувствовать вещь, не романтизируя, не преобразовывая это во что-то слишком умственное, чтобы закончить, имея это в себе.

"Мне не нужен продюсер. Ни тогда, когда я занят сочинением песни, ни дальше, когда я разрабатываю ее в студии. Это связано с тем, как я работаю. Все записи, которые я делаю, сохраняются, все они! Я не верю в сверхдублирование (overdubbing), первая мысль - обычно лучшая. Нет никакого смысла делать это снова позднее. Таким путем вы только теряете намерение, мощь, уверенность в идее."

«Когда я сочиняю, это означает не более чем разработать идею в моей голове. Это должно произойти немедленно, даже если это середина ночи. Таким путем вы планируете, используя свои чувства. Интеллектуальное планирование я не принимаю. Оно хорошо тогда, когда вы хотите поймать самолет, да? В тот момент, когда я говорю: я буду делать это или то, для меня план умер, понимаете? Между первой идеей и ее самой немедленной реализацией есть момент волшебства. Волшебство, которое мы иногда идентифицируем как "искусство", но это не всегда так. Например это может быть также гениальностью. Однако тот, кто хочет иметь дело с искусством (которое мы тоже создаем в музыке) в тот момент принимает интеллектуальное решение, которое уменьшает искусство не до чего иного как разложения. Вы знаете, я чрезвычайно очарован способностью человека работать с абстрактными, не логическими сущностями. Я верю в этом заложен его величайший потенциал. Так или иначе, мы теперь становимся очень глубокими! Все, что я хочу сказать всем этим, - то, что в пределах этого процесса нет места для продюсера, неважно насколько этот парень хорош или плох."

Q: Когда вы были молодым средним пианистом, у вас уже были такие композиции?

A: Я слышал их в своей голове. Все больше и больше, инструменты в состоянии реализовать то, что вы чувствуете; и вы можете создать вещи, которые вы чувствуете, которые вы слышите. Есть два способа слушания: внутренний и внешний. Посмотрите на Бетховена!

Q: Вы сохраняете все свои записи?

A: Как первый принцип, я сохраняю все. Впоследствии, я прослушиваю их и отбираю.

Q: Вы всегда проектировали свои альбомы как четкие вещи (distinct entities)?

A: Когда я записываю, я делаю это не для того, чтобы сделать альбом. Я делаю музыку, все время. Кроме того, я пытаюсь не стать продуктом. Это не потому что запись взлетела, и нужно сделать это снова. Это необходимо для того чтобы избежать этих последствий успеха. Если бы я рассуждал с точки зрения бизнеса, то я мог бы остановиться сегодня: у меня есть материал, чтобы делать записи в течение ста лет!

Q: Музыка к фильму – что-то, что приходит к вам естественно: даже альбомы, которые не разработаны для аккомпанемента к фильму, часто используются для дополнения изображений...

A: Это верно. Невероятно то, что когда я сочиняю, я не вижу никакого образа. Музыка органична, никто ничего не изобретает. Это не моя музыка, это - музыка, в которой я плаваю. Я - своего рода приемник.

Q: Когда вы ощущаете, что играете что-то исключительное, вы чувствуете что, «что-то подкатывает»?

A: Да, и это позволяет мне точно вынести на поверхность то, что я чувствую. Это немного странно, но никто не знает точно, что происходит. Есть спокойствие, большая усталость, нервозность, которые вторгаются в вас: это признаки. Это все биологическое. А когда я слышу какую-то музыку, при которой я чувствую что на меня «давит», тогда мне становится действительно плохо.

Q: Когда вы сочиняете музыку для записей, кинофильмов, балета это тоже самое, или в этом случае вы функционируете по другому?

A: Когда вы сочиняете музыку по заказу, например для кино, это ситуация, которую вам дали. Вы начинаете с плана, говоря "я собираюсь пойти отсюда туда". Больше из этого или того вы не можете расширить дальше, есть границы, определенные сценарием или гипотезой. В то время как музыка ограничена погодными условиями дня, вашим давлением, вашей радостью, печалью, или тем, сходили ли вы в туалет этим утром – все это созидание без какой-либо темы совершенно естественно. Созидание в соответствии с темой является просто более эффектным.

Q: Вы сделали музыку для кинофильма. Вы удовлетворены результатом?

A: "Я никогда не удовлетворен тем, что я делаю. Я всегда думаю, что смог бы сделать это лучше."

«Я люблю работать больше чем говорить," "у меня всегда было неприятное чувство, что мне нечего сказать. Если моя музыка не говорит за себя, что тогда я должен добавить? В этом случае никакое объяснение не поможет, не так ли?»

Вангелису нравится играть. Не для него бесконечные сверхдубли, компьютеризированная точность или оркестровая подлинность. Он хочет играть. "Мне нравится быть в состоянии исполнить как можно быстрее то, что приходит мне в голову и в сердце. В моем случае, если я провожу так много времени за компьютерами, программируя дорожку за дорожкой, это - кошмар, и я теряю свежесть и спонтанность момента, что для меня жизненно важно."

Музыка темная и зловещая, как Вангелис выразился, "идет с эпохой (goes with the period)". Он - инстинктивный рабочий в окружении: "сначала я смотрю, чувствую свои первые реакции и немедленно играю. Если бы это был другой момент, то это была бы другая музыка, другой подход - но в точности тот же самый фильм. Но, конечно, мы не можем сделать две музыки для одного и того же фильма...," смеясь говорит многоязычный грек.

Мне кажется, что сила Вангелиса в простоте его идей – возьмите, к примеру, хотя бы главную тему из Огненных Колесниц. Как такие темы возникают? "Они случаются. Когда я делаю что-то подобное, я пытаюсь не думать. Оно просто приходит естественно. И почему естественно? Потому что то, что я вижу, создает эмоцию, и эта эмоция выходит немедленно," говорит он, щелкая пальцами. "Оно может быть правильным или оно может быть неправильным. Обычно самое первое - правильное, а затем второе и третье намного более интеллектуальны в своем подходе, который является вторым из лучших. Именно поэтому я работаю очень быстро. С такой расстановкой," говорит он, указывая на клавишные, которые окружает его, "я могу инициировать все, что захочу за долю секунды. Мне нравится эта незамедлительность и удобность для игры."

"Когда я играю что-то, я могу немедленно записать это. Если я хочу изменить что-то или добавить немного, я могу это сделать, но в большинстве случаев все делается с одного подхода."

На предмет редактирования Вангелис возвращается к знакомой теме: "я настроен совершенно против всех этих дорогих ерундовых компьютеров. Они могут сделать все, что вы хотите, но не в то время, в которое вы хотите. Я говорил со многими другими музыкантами и, что особенно меня поражает, так это то, что эти люди потеряли сущность времени. Один сказал мне: "С этим новым компьютером я могу создать что-нибудь за одну или две минуты. Это - вечность. Я могу сделать это за долю секунды. Но доля секунды не принимается в счет, потому что предыдущий компьютер мог сделать это за 10 минут - так что для них, с 10 минут до 2 минут - это действительно большое продвижение!"

С его системой «в реальном времени» Вангелис может создать симфоническую пьесу за время, которое требуется, чтобы ее сыграть: за полчаса или час, но он не заинтересован в подлинности ради подлинности.

Действительно, у Вангелиса исключительный способ написания музыки к фильму - он просто садится перед экраном, рядом с его синтезаторами, и тут же делает музыку экспромтом. "Я никогда не экспериментирую, и обычно делаю все с первого подхода. Когда я сочиняю, в то же самое время я исполняю музыку, таким образом, все делается в живую, заранее ничего не программируется. Я не делаю никаких демо. 'Импровизация' не совсем подходящие слово для этого, но я действительно использую первую идею и впечатление, которые приходят мне в голову.

"Я сделал так всю свою музыку к фильмам, и работал над своими альбомами тем же самым образом. Это намного быстрее, нет никакого агонизирования, и если я делаю ошибку тогда, я - единственный, кого можно обвинить. Самое важное это поймать дух фильма."

Q: Ваши работы, кажется, сначала "конструируются", оркеструются, готовятся в вашем уме, перед тем как они исполняются музыкантами. Это верно?

V: Да, это так.

Q: Как может быть у кого-то так много звуковых комбинаций в уме? Что является источником этого?

V: Человеческий разум способен сделать в тысячу раз больше чем ящики, которые постоянно используют сегодня, которые производят впечатления на детей и стариков и угнетают наши жизни, и то, что они предлагают – по аналогии с их использованием - более негативное в итоге, а не позитивное (говорит о компьютерах).
«Я сочиняю спонтанно. Я пытаюсь захватить музыку без влияния рассудка или возможности изменения. Единственный способ достигнуть этого, это не думать. Мысль - инструмент анализа. Она не может быть инструментом создания.... Когда музыка приходит так, она ближе к истине момента.»

«Конечно, когда я пишу музыку для фильма, это другая ситуация. Вы не можете использовать спонтанный подход совершенно тем же самым способом. Вы должны вдохновиться тем, что вы видите, и взять это за отправную точку..., чтобы донести до людей то, что фильм не может полностью сказать и затем расширить это до чего-то более глубокого. Эмоция, которую я пытаюсь объяснить, не вся моя. Она должна быть совместима с тем, что режиссер фильма пытается сообщить... Эти вещи приходят инстинктивно. Обычно, когда я пишу музыку к фильму, я играю, во время того как смотрю фильм. В большинстве случаев, как с Огненными Колесницами, Бегущим По Лезвию и 1492 - Завоеванием Рая, я пишу это с первого подхода. То, что вы слышите, это мое самое первое впечатление.»

О своей спонтанной игре: «Несколько раз я пытался вспомнить что-то, что следовало бы запомнить. Это было очень здорово. Мелодическую линию или что бы то ни было. Но чаще всего я не могу этого сделать. Но на самом деле в этом и есть красота. Оно уходит с ветром и никогда не возвращается. Или может быть куда-нибудь. Может быть, оно не пропадает. Кто знает?»

И как ему удалось для 20 альбомов обеспечить неограниченную поставку мелодий?

"Ну, я думаю, что мелодия - вокруг нас. Она в природе. Мы купаемся в звуке. Мы или слышим ее, или не слышим. Если мы делаем себя доступными, она приходит к нам. Я - не более, чем радар, который получает сообщения из сфер."

Q: Вы сочиняете у клавиатуры?

A: Я сочиняю прямо на клавиатуре. И делаю это всегда с первого подхода. Это вопрос концентрации, а затем я играю.

Q: Вы говорите, что используете первый подход, но Вы должны делать много сверхдублирования.

A: Да, но не много. За один раз я играю не на одном синтезаторе. Я играю на трех или четырех. Так вы немедленно получаете диапазон звука. Потом, если мне нужно большее количестве вещей, я делаю сверхдубли. Но я никогда не делаю десять сверхдублей или что-то типа этого; только два или три. Если Вы делаете больше, это становится унылым. У Вас может быть действительно полный звук с использованием всего нескольких вещей. Это зависит только от того, куда Вы помещаете их. С симфоническим оркестром у Вас может быть действительно полный звук только с тремя или четырьмя голосами. Вам не нужно, чтобы 20 голосов исполняли параллельные линии - это делает звук тонким, потому что вы аннулируете вещи. Чтобы оставить место для того, чтобы каждый род частот вырос, вы должны быть настолько простыми насколько возможно. Это основные законы. Это не моя концепция, так работает природа.

Q: Ваша музыка вызывает сильные визуальные отклики.

A: Но когда я играю, я ничего не вижу. Я чувствую волны, электричество, магнетизм, массы и подобное. Я вижу вещи после, когда я прослушиваю, но не во время сочинения.

"Читать сценарий опасно. Как только вы делаете это, вы создаете свое собственное кино. Я всегда смотрю фильм прежде, чем решить," говорит он. "Независимо от того, что я делаю, балет ли это или фильм, я должен что-то чувствовать об этом. Я никогда не смотрю на это как на деловое предложение."



Синтезаторы и другие инструменты

Совершенно просто, когда он слышит звук в своей голове, он выбирает инструмент, который может воспроизвести его, и это приводит его в поле вибрафона, литавр, флейт, гонгов и перкуссионных инструментов. Нет предела тому, на чем он может играть, но он не делал много живых выступлений, потому что не может найти музыкантов для работы.

"Сегодня мы очень хорошо оснащены, но у нас нет людей, чтобы играть. Люди покупают синтезаторы и подобные вещи, и они не могут играть на них."

"Мы пытаемся делать новые инструменты, как пытаемся делать новую зубную пасту."

И он добавляет: "Когда у вас есть электронный инструмент, у вас действительно есть другая возможность для звука, но это не означает, что звук уже не существует в космической системе."
Электронные клавишные инструменты, уверен он, находятся все еще на юной стадии развития. Они ждут виртуоза, который придет и покажет следующему поколению путь.

"Я всегда стремлюсь умножать звуковые возможности каждого клавишного инструмента, по крайней мере, в десять раз. Как только вы познаете каждый инструмент, нет действительно никакого предела возможностям. Сначала нужно изучить диапазон и возможности всех инструментов, используемых в симфоническом оркестре. Как только вы постигли это, вы можете начать работать с клавиатурой.

Единственная реальная проблема состоит в том, что у вас только две руки.»

"Настоящий секрет в том, чтобы ехать на инструменте - быть в полном контроле все время. Слишком легко позволить всему выйти из-под контроля. Таким образом, вы должны диктовать машинам... быть повелителем. Тогда все возможно," объявляет он.

«Если я должен слишком полагаться на механику инструмента, я не могу расслабиться.»

«Единственная опасность в том: кто собирается победить в конце, потому что у вас есть или синтезатор или вы. Я думаю, что это немного похоже на сражение. И если вы позволяете машине обладать вами, тогда это небольшая проблема. Это случается очень часто. Это иногда случается с современными композиторами. Они, возможно, восхищаются машинами и компьютерами, но это всего лишь машины, понимаете? Потому это не настолько важно. Это похоже на автомобиль: вы можете ездить, но если вы допускаете ошибку – вы можете убить себя, музыкально.»

"Я играю на них, потому что нуждаюсь в них, чтобы перевести мои мысли на язык музыки. Если бы мне нужно было больше, то у меня было бы больше. Я мог бы обойтись одним, которого было бы достаточно. Я использую клавишные в большом количестве, не потому что я думаю, что это произведет на людей впечатление или чтобы удовлетворить эго.»

"Я думаю, что клавишные находятся в примитивном положении. Как и все остальное, клавишные инструменты, прежде всего, расцениваются как продукты."

"Изготовители рассматривают их как что-то, что зарабатывает деньги. И из-за этого слишком много компромиссов."

"Производитель клавишного инструмента попробует пойти на компромисс так, чтобы он подошел как можно большему числу людей. Это не критика, потому что у всех должны быть деньги на жизнь. Записи выпускаются, чтобы зарабатывать деньги, и концерты делаются, чтобы зарабатывать деньги. Это подобно."

"Так уж повелось, что клавишные делаются и разрабатываются людьми, которые склонны к музыке не в первую очередь. Но музыканты приходят к ним и предлагают изменения, и тогда они пытаются объединить основную идею с тем, что музыканты им говорят. Это шаг в правильную сторону, но все еще компромисс."

Неправильно быть впечатленным машиной. Это человек позади машины обеспечивает движущую силу. Сама машина ничего не делает."

"Всегда помните, что, когда вы слышите изумительный звук, идущий от синтезатора, это не машина делает это, а воображение человека, играющего на нем."

"Когда вы играете на рояле, это как волшебство. Его тон невозможно воспроизвести с помощью электроники. Это исключительный и особенный инструмент."

"Да, микшерная панель - расширение моих инструментов. Микрофон – это техническое ухо, вот и все. Я беру звук из микрофона или делаю прямую вставку, в зависимости от обстоятельств, и это похоже..., например, когда вы берете фотографию и делаете печать, печать – вот настоящая картина. Печать негативов - только процесс. И сведение для меня это как печать фотографии, панель - настоящий инструмент."

"Каждый день я узнаю что-то о синтезаторе," сказал он. "Я не запуган этим. В конце концов, люди гораздо более сложны. Мы - самые старые живые компьютеры."

Но он признает, что не все думают как он: "Это путь не для других людей и не для проектировщиков синтезаторов, потому что они делают все, чтобы усложнить вашу жизнь. Вот он я, человек, который любит технологию, но ненавидит технологию из-за ее дизайна, не из-за ее существования. Это грустно." (Его поздний взгляд относительно инструментов!)

"Сегодня я не вижу инструментов для настоящих музыкантов. Они второго сорта. Это одна из причин, почему я покупаю их слишком много, потому что каждый может предложить мне что-то, что другой не может. Я беру 10 процентов от каждого. Например, вместо того, чтобы дать вам 10 возможностей, они дают вам одну или две, и затем через шесть месяцев другой инструмент дает вам другую возможность, которая должна была быть в первом. Это чисто коммерческий подход."
«Хотя люди могут думать, что 'ближе к природе' означает акустический музыкальный инструмент, я этому не верю. Он настолько близок к природе, насколько вы можете быть близки. Не имеет значения, какой инструмент вы используете. Люди говорят, что синтезаторная музыка очень холодна. Но это не синтезатор; ну, это - частично синтезатор, если это плохой инструмент, но главным образом это музыкант за ним.»

Он переместил все клавишные инструменты из студии в гостиную. Он все время предпочитает иметь клавишные под рукой: "Если я хочу что-нибудь играть, я хочу играть сразу же и не ждать. И так я строю эту ээ.... клавишную промышленность, чтобы я мог делать свои собственные звуки, как их чувствую. Если я чувствую себя как симфонический оркестр, я могу играть на симфоническом оркестре. Или простую народную тему - я могу сыграть и ее."

"Большинство музыкантов покупают по моде. Они входят в магазин и говорят: 'хорошо, что сейчас в моде?' Это неправильный путь. Много раз я покупал вещи, которые никто не покупает, например как эта итальянская штука. Магазины говорят мне: 'Вы сумасшедший, если покупаете это', а я говорю: 'хорошо, это мой выбор.'

Q: Каков самый важный аспект клавишной игры?

A: "Напряжение. Да, и то как вы играете цвета между всем этим. Какое количество вы добавляете, как при готовке еды. Как это сказать? На французском языке это – «доза» (dose). Давайте назовем это дозой. Важно, чтобы вы добавляли дозу между нотами."

"Люди говорят мне: почему вы не играете настоящую музыку на настоящих инструментах вместо этих машин. Но скрипка – это машина; и как на скрипке, на этих инструментах можно играть хорошо или плохо. Я люблю их, потому что они микроскопические и мгновенные. Микроскопические, потому что они могут взять мелодию и исследовать ее, изогнуть ее, исследовать все ее части. И мгновенные, потому что я могу создать звуки на них немедленно и увидеть, как они совмещаются."

"Я ставлю на первое место человека, а затем машину. Я считаю, что компьютер должен обслуживать человека. Нет ничего плохого в науке и машинах, если они используются как инструменты для музыкантов."

Q: Я иногда думаю, что синтезатор мог бы быть инструментом, который бы сломал барьеры.

A: Это возможно. До сих пор, то, что сделали обычные инструменты, они помогли человеку развить его собственный язык или диалект. Если бы я сейчас говорил с вами на китайском или греческом языке, вы ничего бы не поняли; я мог бы сказать самую красивую вещь, и вы бы не поняли. Именно поэтому, когда у вас есть, скажем, большая пьеса индийской музыки, люди не в состоянии воспринять ее. Но с помощью синтезаторов вы можете превзойти это. Мы можем сохранить корни чего-то, а после вам не обязательно применять точный язык. У меня есть такой пример на альбоме с Ирен Паппас (Оды). Это сделано с очень старой, греческой традиционной музыкой. До нескольких лет назад, все обычно играли такую музыку на традиционных инструментах, и она была похожа на музейное произведение. Из-за этого музыка умирает каждый день. Теперь я сыграл ту музыку, о которой узнал, когда мне было три или четыре года, и я играю ее по-своему. Этот альбом был одним из самых популярных альбомов в Греции. Это не имеет никакого отношения к обычному пути. Эти песни - то же самое. Чувство - точно то же самое, но способ выражения отличается. Вы больше не можете сказать, что это - этническая музыка. Таким образом, возможно синтезатор дает более универсальное выражение.

Q: Вы используете строго клавишный подход к игре на синтезаторе.

A: Да! Поскольку вы можете играть на инструменте, так же как вы водите авто. Я не сильно стремлюсь много программировать, потому что тогда у меня нет времени, чтобы играть. Человеческий фактор очень важен. Я люблю, чтобы технология служила мне, но я не хочу служить технологии.

«Синтезаторы могут добавить к тому, что сейчас есть. Они здесь не для того чтобы выселить обычные инструменты – все они машины, и не имеет значения, электронные они или акустические. В скрипке у вас есть смычок и струна, которые производят звук. С синтезатором для того же вам нужна электроэнергия. Так что! Некоторые люди говорят, что если это электронное, это не реально. Все реально. Вся космическая система такая. Это - энергия, сила. Человек полон энергии и электричества; тут нет ничего неправильного.»

Q: Вам нравится использовать синтезатор так, как люди не могли бы сделать с обычными инструментами?

A: С точки зрения скорости, да. Человек тоже машина. Вам нужно десять пальцев, чтобы играть на фортепиано, четыре пальца, чтобы играть на скрипке, и вам нужно делать это с определенной скоростью. У Вас есть определенные возможности и трудности. Теперь с синтезаторами, особенно, которые вы можете программировать, вы можете изменять скорость в механических частях. И изменяя звук и программируя изменение в звуке, вы можете запрограммировать такие вещи, которые не может произвести человек. Но что не могут произвести руки, ум произвести может. Когда я думаю о симфонии, и мне нужно написать что-то длиной на час, я могу думать об этой музыке в час времени в моем мозгу. И я это сделал. Сейчас мы не говорим о том, хорошо это или плохо, но механически, мой мозг сделал это. Теперь, чтобы ввести это в практику может потребоваться год или шесть месяцев. Мне нужно написать отрывок и прорепетировать. Но я уверен, что настоящее сочинение происходит в уме. У меня есть много симфоний, которые потеряны таким образом, но это не имеет значения. И человек в состоянии думать. Самая величайшая машина могла бы иметь провод, который вы вставляете в свой мозг, и у вас тут же есть запись. Но такого чуда не существует. Это могло бы быть даже опасным.



Работа в группе

«Это было не из-за духа диктатуры, что я работаю один. Я действительно люблю созидать самостоятельно, но я признаю, что я также часто жаждал обсуждения. Ну хорошо, я против групп, потому что это не хорошее направление для меня, у меня нет причины полагать, что они должны быть вымирающим видом. Все банды возникают в пределах легкой музыки, рядом с разнообразными развлечениями. Когда они начинают, это компания друзей вместе, молодежь, полная энергии, и компании звукозаписи захватывают и коммерциализируют эту невинность. Это был путь шестидесятых и позднее, группа – это смирительная рубашка, потому что у индустрии есть эта потребность в готовых изделиях. Но если кто-то захочет перестать развлекаться, делать более глубокую музыку, группа не может идти дальше. Каждый участник группы не может иметь подобный способ сочинять, как у других участников. И именно поэтому всем группам, к которым относятся серьезно и которые желают делать интеллектуальную музыку, разбивают лица. Возьмите, к примеру, классическую музыку: никто никогда не видел ансамбли с 4 композиторами. Группа может иметь ограниченное существование, делая истинную музыку, когда встречается композитор и исполнители. Босс - редко коллектив. Чем дальше вы идете, тем больше вы находите себя. Группа - решение для любителей, один помогает другому, чтобы существовать как дуэт. Это для вашего преимущества распространять идеи, но нужно сказать, что вы редко получаете это преимущество, когда это объединено с зарабатыванием прибыли и фактом, что группа удовлетворяется единственной идеей. Конечно, есть любители, которые имеют успех, потому что, даже если они - никто музыкально, они коммерчески удобны, поскольку компании звукозаписи могут легко управлять этой молодежью, которая, в конце концов, не может чувствовать себя очень уверенной в своих способностях, и очень довольна видеть себя по телевидению и получать девочек, а не работать в углу. У группы даже есть второе неудобство, которое является проблемой эго. Есть неизбежная зависть, когда есть успех. Кроме того, у вас не будет такого, чтобы все люди хотели работать над той же самой вещью в то же самое время, это невозможно. Это разваливающийся брак, и тем больше, чем в группу приходит больше людей.»

«В определенный момент группа стала слишком большим клише, 'продуктом', и я начал чувствовать себя подобно проститутке, вынужденной продать себя. Это то время, когда я порвал с группой.»

«Я чувствую себя слишком клаустрофобно в группе, потому что группа - препятствие с меньшей гибкостью в пределах индустрии: это - продукт, который вы боитесь менять каждый час. Направление группы фиксировано, как например Rolling Stones, это всегда одно и то же. Что касается меня, я не могу всегда делать одно и то же. Я все это отпустил, хит-парад и все такое, чтобы не быть обязанным всегда делать те же самые вещи.»

«Я - индивидуалист. В качестве участника группы вы должны посвятить себя общей задаче. Я не могу делать это. Я живу от дня до дня. Не могу выдерживать строгие временные графики, которые являются неотъемлемой частью бытия в группе. Кроме того, я был не в состоянии сконцентрироваться на игре на тех же самых клавишных партиях снова и снова. Я хочу постоянно работать творчески. Сочинять музыку для фильма в один момент. Писать аранжировки для музыки Пэтти Право в другой момент. Придаю новую форму «Раю и Аду» немного еще..... Я - солист до конца. Но, тем не менее, не экскурсант эго. Мне нравится работать с другими, пока я могу обеспечить основные идеи.»

Q: Наконец, почему вы не играли с Yes, известной английской группой, которая попросила вас присоединиться к ним после разрыва с музыкантом, играющим на клавишных инструментах, Риком Уэйкмэном?

A: Я отклонил это предложение к сотрудничеству. Я не хотел этого, я не люблю обязательства. Я хочу сохранить свою профессиональную свободу.

Q: Вы были разочарованы другими музыкантами, или это была технология настолько хорошая, чтобы дать вам средства играть одному?

A: Во время абсолютного созидания необходимо быть одному. Группа формируется, потому что каждый хочет быть с определенными людьми, но это длится не очень долго. Я не могу понять людей, которые остаются вместе по причинам бизнеса. Это - очень ограниченный способ выражения, эффективный только время от времени.



Жизненные ценности и жизненный путь

"Мне было четыре года, когда я начал играть..." его английский сломан, но понятен. "и никто не говорил мне играть на фортепиано, я пришел к нему естественно. Мои родители попытались дать мне лучшее... как это сказать... музыкальное образование, но я никогда не реагировал на учителей и потому я самоучка. Кроме того, как только я начал играть, я начал сочинять, и всю свою жизнь, я никогда не играл чью-либо музыку."

«Я ненавижу планировать. Если вы планируете, то вы не свободны. И все заблокировано."

Никто не мог бы быть более далеким от образа лаконичного, расслабленного (laid-back) музыканта, чем Вангелис. Динамо естественной энергии - он не использует стимуляторы, ни даже сигареты или алкоголя - он прорывает своим путем каждую сферу его жизни с чистой мощью доменной печи. Все происходит, когда он вокруг, загоняет ли он мгновенную симфонию на рояле или просто проводит беседу, в которой он, скорее всего, заводит самые неожиданные вопросы в какую-нибудь дыру. Когда он творчески вовлечен в один аспект искусств, такой как музыка, энергия льется через край в другие направления.

«Мне нравятся классическая музыка и рок, но я не ищу ассоциации или ценности в моей музыке. Я ищу два часа здоровой, естественной энергии и веселья, потому что я хочу достигнуть людей физически и эмоционально - не интеллектуально. Я не хочу, чтобы люди прочитали ХитПарадер (HitParader), и увидели, что я - 'новый тип музыки группы Yes' прежде, чем они решат, что я им нравлюсь!»

«Мне никогда не было интересно быть пианистом, или дирижёром - я всегда играю музыку и сочиняю. И не для того чтобы быть композитором, потому что, вы знаете, когда вы - ребенок, у вас нет ценностей: вы не можете сказать «я хочу быть дирижёром или композитором», потому что люди говорят вам "вы фантастический" или подобные вещи. У вас нет времени, чтобы быть полностью разрушеным ценностями общества. То есть, это было настолько естественно и легко сочинять, что я продолжаю делать это до сих пор.»

Продолжение следует…

LeStR: дай попкорн
DJ ZX
Хохол Укроп
Администратор
*****
Рейтинг: 5658

[Заценки]
[Комментарии]



https://t.me/ZXCulture

http://t.me/ZXBeer Skype: dj..zx
Город:
Пол: Мужчина
Сообщений: 15538

Путь Развивающегося Музыканта
Ответ #1
Процитировать |

я уже читал это, только частями, доставляющий материал, респект

LeStR
Гость

E-Mail
Путь Развивающегося Музыканта
Ответ #2
Процитировать |

а по-моему тут сплошное кэпство

DJ ZX
Хохол Укроп
Администратор
*****
Рейтинг: 5658

[Заценки]
[Комментарии]



https://t.me/ZXCulture

http://t.me/ZXBeer Skype: dj..zx
Город:
Пол: Мужчина
Сообщений: 15538

Путь Развивающегося Музыканта
Ответ #3
Процитировать |

сам хотел написать фразу, что многие вещи тут очевидны, но в общем-то практически все подобные интервью с подобными музыкантами - сплошное кэпство, но кому-то кэпство, а большинство как раз то очевидных вещей не понимает. ваш кэп

TCB
Житель Форума
***
Рейтинг: 119

[Заценки]
[Комментарии]



shit happens


Город:
Пол: Мужчина
Сообщений: 548

Путь Развивающегося Музыканта
Ответ #4
Процитировать |

похоже на провокацию...

например как вконтакте Mr.Freeman

Однако что то раньше про этого дядьку В. не слышал.

DJ ZX: ты не в курсе кто такой Вангелис???
TCB: Как то вот не знаю. НАмного чаще слышу про Vengeance, но не Вангелис.
aerob4eg: :)))))))))))))) ... зато Kraftwerk знает наверное, ы
TCB: Потыкал пару песен наобум. Знакомые очень. Так и быть, послушаю.
TCB: Kraftwerk - знаю. Но положа руку на сердце ни разу не испытал желания их послушать.
DJ ZX: у Вангелиса и Крафтверк всякие эти попсюки натырили миллионы мелодиый
TCB: Поэтому Вангелис и Крафтверк стали знамениты! Ага! Вот оно что!
Страницы: [1] Ответ | Уведомлять об ответах 
Показать последних комментариев к сообщениям в теме загрузить

Форум фанов Prodigy  |  Арена Электронной Музыки  |  Создание музыки

Тема: Путь Развивающегося Музыканта